Главная / Экономика / Кавказ туристический: миллиарды потрачены, объектов нет

Кавказ туристический: миллиарды потрачены, объектов нет

%d0%9a

Миллиардные вливания из федеральной казны в здравницы на Кавказе обернулись миллиардными же убытками, и это только на начальной стадии — стадии их проектирования. Генпрокуратура и Счетная палата бьют тревогу по этому поводу не первый год, но толку нет. «НИ» разбирались, что не так с госпрограммой по развитию Кавказа.

Счетная палата России выпустила подробный доклад о провале медкластера и прочих инвестиционных проектов в Кавказских Минводах.

С 2011 года строительство медкластера и сопутствующих инвестпроектов на территории Минвод позиционировалось как ключевая часть госпрограммы, разработанной правительством стратегии социального-экономического развития Северного Кавказа до 2025 года. Проект планировалось завершить в 2019 году.

Объемы федеральных транфертов:

  • Планируемые инвестиции в создание медицинского кластера (как государственные, так и частные): 162 млрд рублей!
  • Предварительная стоимость технических условий газоснабжения, электроснабжения, водоснабжения: 2,5-3 млрд рублей.
  • Стоимость проектирования медкластера: 798,5 млн рублей.
  • Технологическое присоединение к инженерным сетям (получение технических условий): 821,5 млн рублей.

Результат: ни медкластера, ни его проекта, убытки на 3 миллиарда – в полном наличии.

Виновником назначили исполнителя и получателя бюджетных ассигнований – государственное АО «Корпорация развития Северного Кавказа» (АО «КРСК).

«Ни одна из ключевых целей создания Корпорации, обозначенных в Стратегии от 2011 г., не достигнута. Проектная деятельность на дату завершения проверки практически отсутствовала, балансовые показатели деятельности Корпорации характеризуются накопленными убытками в объеме до 3 млрд рублей к концу 2018 года. Имеются замечания к финансово-хозяйственной деятельности Корпорации и выстроенной системе КПЭ в условиях отсутствия результативности работы», – констатировал в ходе выступления на коллегии аудитор Счетной палаты Андрей Перчян.

В декабре 2016 г. на разработку проектной документации медкластера Корпорация получила из федерального бюджета 1,62 млрд руб. Но администрация Минкавказа в апреле 2017 г. подтвердила потребность на указанные цели только 852,2 млн рублей, по результатам же открытого конкурса стоимость работ по проектированию объектов медкластера была определена в сумме 798,5 млн руб.

«Это означает, что целевые средства из бюджета были предоставлены с двукратным превышением необходимого объема. При этом целевой характер указанных средств не позволяет направить оставшиеся 821,5 млн на финансирование других проектов. В результате в настоящее время указанная сумма фактически заморожена на счете Корпорации в УФК по Ставропольскому краю в течение почти двух лет», — констатировал аудитор.

Вдобавок ко всему АО «Корпорация развития Северного Кавказа» и руководство Ставропольского края не пришли к единому мнению относительно концепции медкластера. Но по каким законам логики обсуждать концепцию стройки стали только после утверждения под нее миллиардов? Большой вопрос.

В результате изначально утвержденный участок неподалеку от Кавминвод был заменен на отдаленный участок на территории Карачаево-Черкеской Республики. Этот шаг не только значительно снизил транспортную доступность объектов кластера, но и создал риски значительного удорожания проекта в связи с дополнительными необходимыми затратами по подключению к сетям.

Проверка также показала, что в Корпорации отсутствовал налаженный механизм, который бы позволял отбирать и предлагать к реализации инвестиционные проекты. В совокупности с ошибками планирования и низким качеством обоснования объемов докапитализации в 2016-2018 годы бюджетные ассигнования, поступающие на счета АО «Корпорации развития Северного Кавказа», остаются невостребованными длительные сроки. Так, на 5 октября 2018 г. из более 100 инвестиционных заявок до стадии реализации и финансирования за два с половиной года дошли только две. Проинвестировано в два проекта 650 млн руб., что составляет всего 7% от бюджетных средств, предоставленных Корпорации из бюджета в 2016-2018 гг, — говорится в отчете Счетной палаты.

«Корпорация получила в 2016 г. из бюджета 450 млн руб. на проект по созданию высокотехнологичного производства 3D конусно-лучевого томографа на базе ООО «Севкаврентген-Д». При этом средства Корпорация запрашивала до проведения комплексного анализа проекта. Как следствие, уже после их выделения в ходе анализа выявились долговые риски у материнской компании инициатора проекта. В итоге на момент проверки проект был исключен из планов Корпорации, а 450 млн руб., имеющие целевое назначение, также не могут быть использованы на другие проекты», — говорится в отчете Счетной палаты..

Еще один масштабный проект, реализуемый Корпорацией – строительство Международного выставочного центра (МВЦ) рядом с аэропортом Кавминвод, был начат еще в 2012 г. Однако из-за проблем финансирования со стороны ВЭБа и разногласий между заказчиком, генподрядчиком и другими сторонами проекта строительство объекта в конце 2014 г. было остановлено в высокой стадии готовности. «До настоящего времени объект не завершен, не принят в эксплуатацию и генерирует отрицательный денежный поток. Фактические расходы составили 4,6 млрд руб. Для завершения строительства требуется еще около 700 млн руб., которые предполагается выделить из средств федерального бюджета, поступивших в виде докапитализации в АО «КРСК» в 2018 году. При этом актуальные бизнес-план и финансовая модель проекта отсутствуют, перспективы использования МВЦ не определены. Об окупаемости проекта речь даже не идет», — заявил аудитор Андрей Перчян.

На коллегии, где озвучивались итоги аудита ОА «Корпорация развития Северного Кавказа» присутствовал Министр Российской Федерации по делам развития Северного Кавказа Сергей Чеботарев (министерство создано в 2014 году Указом Президента РФ). Он поспешил успокоить собравшихся: «С выявленными проблемами будем разбираться. Будем вместе разрабатывать новую эффективную стратегию «КРСК». Что касается медкластера, то предполагаем скорректировать формат проекта, предложив его инвесторам после разработки проектной документации для реализации на основе частно-государственного партнерства», — отметил глава Минкавказа.

Но новость ли для Правительства тянущиеся серьезные проблемы со «строящимся» медкластером на Кавказе? Надзорные и контролирующие органы говорят о массовых нарушениях как минимум два последних года.

Та же Счетная палата докладывает о сбоях с мая этого года, правда, попутно обвиняя в срыве госпрограммы Минкавказ и его главу Льва Кузнецова (Министерство Российской Федерации по делам Северного Кавказа (Минкавказ):

«Проверкой установлено, что по состоянию на 30 марта 2018 г. на лицевом счете АО «Корпорация развития Северного Кавказа» в УФК по Ставропольскому краю находились без движения средства в общей сумме 4,4 млрд руб. (из них более года – 2,1 млрд руб.), направленные в 2016-2017 гг. Минкавказом в качестве взноса в уставный капитал общества в целях создания медкластера на территории Кавказских Минеральных Вод и реализации инвестпроектов на территории СКФО».

Министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов в мае никак не комментирует изначальную заморозку средств на реализацию госпроекта. Он обозначет лишь, что в в 2018 г. часть денег Корпорации будет направлена «на разработку проектно-сметной документации, необходимой для строительства медкластера», строительство которого планируется в 2019 году, а «указанные средства будут использованы на поддержку и реализацию инвестиционных проектов на территории Северо-Кавказского федерального округа», говорит министр.

Генпрокуратура России забеспокоилась о несостоявшемся медкластере еще раньше. АО «Корпорацию развития Северного Кавказа» она назвала убыточной еще год назад, а по министру Льву Кузнецову тогда же отработала представлением.

На официальном сайте Генпрокуратуры по итогам проверки в 2017 году был размещен следующий отчет:

«В отсутствие должного контроля со стороны совета директоров общества, возглавляемого с 2015 г. первым заместителем Министра Российской Федерации по делам Северного Кавказа, за 7 лет работы АО «КРСК» не удалось достичь запланированных целевых показателей по основным направлениям деятельности. Число профинансированных проектов составило 7 вместо 40, сумма привлеченных частных инвестиций 6 млрд руб. вместо 35 млрд руб., количество созданных рабочих мест – 600 вместо 15 тыс.

В течение последних 5 лет, из них 3 года под управлением Минкавказа России, корпорация не реализовала ни одного нового проекта.».

Все проверявшие организацию-исполнителя госпрограммы отмечают одну очень любопытную вещь. При фактическом отсутствии реальной профильной деятельности, при колоссальных убытках у АО «Корпорация развития Северного Кавказа» в то же время многократно растут управленческие расходы и траты на командировки сотрудников.

Затраты на оплату труда в 2016 году увеличиваются на 37%, затраты на командировки – на 174%, при этом зачастую эти расходы одобряются вопреки интересам и задачам корпорации, экономически не оправданы и сопровождаются нарушениями гражданского, налогового, трудового законодательства, сообщает Генпрокуратура.

В «Корпорации развития Северного Кавказа» спецкору «НИ» сообщили, что уже давали подробный комментарий по факту обвинений со стороны Счетной Палаты. Менеджер Департамента общественных связей Наталья Голянова настаивает: Акционерное общество наращивает инвестиции в экономику Северного Кавказа и не считает свою деятельность нерезультативной. Причинами собственных проблем пресс-служба называет неправильно избранную финансовую стратегию единственного акционера — Внешэкономбанка, а также наличие судебных рисков.

«На момент прихода в АО «КРСК» в 2015 году нового руководства и включения в Совет директоров представителей Министерства Российской Федерации по делам Северного Кавказа на счетах Корпорации оставалось 370 млн рублей, убыток по результатам 2014 года составил более 1 млрд рублей. Независимая оценка активов Корпорации показала обесценение вложений в проектные компании более чем в 3 раза. Было приостановлено финансирование АО «КРСК» за счет средств единственного акционера – Внешэкономбанка. Дочернему обществу АО «КРСК» ООО «МВЦ 2012» грозили иски на сумму более 600 млн рублей со стороны техзаказчика и генподрядчика строительства многофункционального выставочного комплекса в г. Минеральные Воды.

В ходе антикризисного управления удалось решить основные проблемы. Осуществлен выход из 3 проектов, выручка от реализации соответствующих акций составила почти 2,1 млрд рублей. Доходность данных инвестиций составила 22% годовых, доходность к оценочной стоимости — более 200%. Был значительно улучшен финансовый результат: убыток снижен с 1 млрд рублей в 2014 году до 80 млн рублей в 2015 году. В 2016 году была получена операционная прибыль 136 млн рублей, связанная с выходом из проектов. Несмотря на то, что 2017 и 2018 годы были убыточными, в 2019 году Корпорация рассчитывает на положительный финансовый результат, связанный с получением доходов от новых инвестиций. <…> В декабре 2015 года была подготовлена и утверждена Советом директоров новая Стратегия развития АО «КРСК» на 2015-2020 годы», — сообщает пресс-служба.

Структуру выявленных при этом Счетной палатой убытков в 3 млрд рублей при фактически отсутствующей деятельности по выделенным целевым средствам представители АО «КРСК» сообщать отказались.

— Нет, это точно не содержание штата. Убытки – это еще до конца не реализованные проекты. Когда они будут реализованы, то перейдут на самоокупаемость, — ответила Наталья Голянова на вопрос об убытках в 3 млрд. Она, однако, не стала отрицать, что убытки формируют не проектные объекты, а реальные.

— Изначально при выборе места для строительства объектов медкластера был избран участок, на котором:

а) строить нельзя — радоновые газы находятся близко к поверхности в том месте и

б) участок этот был привязан к недостроенному объекту — выставочному центру, начатому фирмами Хлопонина [Александр Хлопонин – бывший полпред президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе]. Несколько миллиардов рублей уже было потрачено на эту стройку, после чего вдруг пришли к выводу, что выставочный центр востребован не будет, и строительство явно не окупит. С этого момента медцентр и начали пристраивать к другим проектам. В частности, хотели организовать там медуниверситет. — говорит Елена Суслова, общественный активист, журналист независимой газеты «Открытая. Для всех и каждого» (г. Ставрополь). — По большому счету, считаю, что если бы Ставропольский край был заинтересован в этом строительстве, то нашли бы быстро и другую площадку, недалеко от Минвод. Но никто из края ничего и не предлагал. Зато предложили участок в соседней Карачаево-Черкессии.

Это новое место для медкластера не лезет ни в какие ворота. Находится сразу за Кисловодском, систематический транзит из соседних регионов нанесет огромный экологический ущерб Кавказским Минеральным водам (группе курортов). По существующему проекту строительство предполагается на берегу реки Подкумок – на территории, которая является зоной формирования кисловодских нарзанов. Строить там нельзя — это природоохранная зона. К тому же, сейчас на этом месте существует незаконная свалка. Проект получил уже негативные отзывы от экологических структур, видимо, кто-то сейчас эти «вопросы» утрясает, поэтому со строительством и медлят. Да и денег в государстве на гигантские и необъяснимые стройки все меньше и меньше…

— История долга медицинского кластера [за который отвечает АО «Корпорация развития Северного Кавказа»] многострадальна. — рассказывает политолог и журналист Антон Чаблин. — Еще в 2014 году губернатор Ставрополья Владимир Владимиров обещал Путину создать на Кавминводах бальнеотерапевтический кластер стоимостью около 6 млрд руб. Потом инициативу, как видно, перехватили «КРСК» и Минкавказа, а стоимость выросла в геометрической прогрессии – примерно до 160 млрд руб. Первую скрипку в его реализации Ставрополье уже играть не будет, регион даже потерял площадку для размещения объектов, строить его теперь будут в Карачаево-Черсесской Республике. Произошло это из-за межведомственного конфликта. Первый замглавы Минкавказа Одес Байсултанов прямо возложил вину за смену площадки и, как следствие, срыв сроков и на правительство Ставрополья. Так это или нет, сказать сложно из-за фактической закрытости информации. Но ясно, что проект такого масштаба и такой стоимости неизменно будет вызывать трения между разными ведомствами и уровнями власти. Недостаток еще и в том, что нет единого координирующего центра: в Минкавказа менялось руководство, полпред в СКФО видимого интереса к проекту не проявляет, даже курирующий СКФО вице-премьер поменялся. А в России, как обычно, многое «завязано» на личности. Продвигал проект Хлопонин (еще будучи полпредом), а сейчас его в регионе нет — вот и возникли трения. Был губернаторский проект – стал хлопонинский – а теперь вообще неясно чей. Вот из-за этого «пинг-понга» и весь сыр-бор.

— Не только с медкластером, абсолютно со всеми экономическими проектами на Северном Кавказе – с еще более грандиозными и с совсем небольшими – ничего не выходит. — уверен политолог, журналист Авраам Шмулевич. — Факты таковы, что экономика на Северном Кавказе отсутствует. Сколько проектов ни делалось, такое впечатление, что они и в центре, и на местах оборачиваются саботажем. Те элиты, которые есть на Кавказе – они очень привыкли получать деньги из центра, но чтобы что-то производить – это уже совершенно другой тип ментальности. Вместе с тем нельзя сказать, что Северный Кавказ это какая-то отдаленная территория, где сложно развивать экономическую деятельность. Но существует такое мнение, что развивать экономику Северного Кавказа опасно. Такое впечатление, что в кругах, принимающих решения, именно так и думают.

Источник

Смотрите также

Бажаев вышел из проекта с Потаниным из-за отсутствия одобрения UC Rusal

Почему основанную Олегом Дерипаской компанию не устроило это СП «Русская платина» Мусы Бажаева вышла из …

4 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *