Главная / Потребрынок / Мы не видим большой динамики в кредитовании крупнейших клиентов

Мы не видим большой динамики в кредитовании крупнейших клиентов

Анатолий Попов

Анастасия Сапрыкина, Илья Нестеров. Крупнейшие российские компании на фоне растущих ставок не спешат брать кредиты, тем самым охлаждая весь рынок корпоративного кредитования. В этих условиях Сбербанк, который в текущем году намерен нарастить кредитование юрлиц на 5-7%, делает ставку на малый и средний бизнес, а также крупные компании. Как банк планирует наращивать корпоративное кредитование, почему уходит от валютных кредитов, а также о том, как развивается ситуация с крупнейшими клиентами банка – группой «Новый поток» и «Ютэйр» – рассказал в интервью агентству «Прайм» в преддверии Российского инвестиционного форума зампред правления Сбербанка Анатолий Попов.

— Сбербанк прогнозирует рост корпоративного кредитования в РФ на 5-7% в текущем году. При этом ЦБ ожидает роста кредитования юрлиц на 9-11%, почему такая разница в оценке?

— Мы ожидаем умеренного роста кредитного портфеля юрлиц, потому что не видим большой динамики в кредитовании крупнейших клиентов — не такое большое количество крупных проектов выходит на рынок. Это частично обусловлено высокими ставками, что немного охлаждает весь рынок. В целом, в сегменте крупнейших клиентов в Сбербанке мы ожидаем прироста на уровне 3-4%.

Основной рост мы планируем получать за счет малого, среднего и крупного бизнеса, в результате темпы роста по этим сегментам у нас будут выше рынка – на уровне 13-15%. Мы ожидаем, что кредитный портфель МСП вырастет примерно на 11%, то есть быстрее, чем рынок в среднем. В прошлом же году он составил почти 20%, то есть мы приросли на 263 миллиарда рублей, и Сбербанк занимает долю в 36% на рынке кредитования МСП.

— Почему вы ожидаете такое замедление темпов кредитования?

— Во-первых, немного пошли вверх ставки. Во-вторых, у нас достаточно уже высокая рыночная доля, на конец следующего года мы ожидаем ее роста до порядка 38%. Уровень риска, который мы имеем сейчас, в два раза лучше, чем по рынку: у нас кредитов с просрочкой выше 90 дней порядка 5%, на рынке — порядка 12-12,5%. С ростом доли мы начинаем заходить в эту категорию.

— Каков сейчас уровень проблемной задолженности юрлиц в банке?

— Где-то около 1,6%, за год она сократилась на 0,4 процентного пункта, причем сокращение произошло по всем сегментам. Наибольшая доля проблемных кредитов сейчас приходится на микро и малый бизнес — 7,3%, хотя за год она сократилась на 4,6 процентного пункта.

— Какова доля валютных кредитов в корпоративном портфеле? Как она изменилась за последний год?

— Доля валютных кредитов снизилась, она составляет 31% на текущий момент, на начало года прошлого она была порядка 37%. Основная часть, более 90% от общего объема, приходится на крупнейших клиентов.

— С чем связано такое снижение доли?

— С политикой банка. Кредитование клиентов, которые имеют рублевую выручку, в валюте мы фактически прекратили. Если есть компания-экспортер и понятен ее источник валютной выручки, то здесь банк, естественно, готов осуществить финансирование в валюте. Если компания получает рублевую выручку, то и кредит будет в рублях.

— Стоит ожидать дальнейшего снижения доли или все будет планомерно проходить?

— Какого-то плана по снижению нет. Скорее, клиенты сами оценивают свои риски и двигаются в сторону рубля. Поэтому, я думаю, что валютный портфель вряд ли будет расти. Наверное, там будет плавное снижение небольшое, но спокойными темпами, если, конечно, не будет каких-то потрясений, например, как в апреле прошлого года. 

— Говоря о крупнейших клиентах Сбербанка, банк является самым большим кредитором «Нового потока», но никогда не раскрывал общую сумму кредита.

— Я и сейчас не раскрою, но на текущий момент это самый большой проблемный кредит в банке. И налоговый маневр, и неэффективная работа собственников привели к тому, что предприятия находятся в зоне проблемности.

— Может понадобиться реструктуризация?

— Очевидно, понадобится. Но банк ищет активное решение. Самое главное, чтобы мы обеспечили бесперебойную работу этих заводов, потому что сама остановка заводов, консервация – это значительные финансовые расходы, а последующий запуск – это еще более значительные финансовые ресурсы. Поэтому заводы работают бесперебойно, отгружают продукцию своим покупателям, то есть эту часть мы смогли сохранить.

— То есть банку «золотая акция» нужна была, чтобы защитить свои позиции?

— Банк хочет максимально защитить свою позицию и свои средства и, конечно, использует для этого все возможные юридические механизмы, которые существуют, в том числе и золотую акцию.

— Дополнительное финансирование может понадобиться НПЗ?

— Сбербанк уже предоставил существенные объемы оборотных кредитов в ноябре, декабре. Предоставление дополнительных оборотных кредитов, скорее всего, не потребуется. Что касается Афипского НПЗ, то неизбежно Сбербанк продолжит финансирование строительства гидрокрекинга, согласно соглашению с Минэнерго.

— Вы ранее говорили, что Сбербанк уверен, что кредиторы «Ютэйр» смогут достигнуть договоренности о реструктуризации долга без ущерба деятельности авиакомпании. Как идут переговоры?

— Мы находимся в постоянных обсуждении, на эту тему существует большая полемика. В прошлом году компании столкнулись с серьезными проблемами в отрасли вследствие подорожания авиационного топлива. В отрасли, очевидно, есть проблемы, эти проблемы должен регулятор отрасли адресовать, а не дожидаться, чтобы произошла такая ситуация, как с «Трансаэро». С моей точки зрения, ситуация неустойчивая, назовем ее так.

— Есть ли уже договоренности по механизму реструктуризации?

— Пока мы обсуждаем свои возможности для решения задачи, которая стоит перед нами. Банк в этой ситуации занял переговорную, выжидательную позицию.

— Ранее стало известно, что финансирование строительства Северного широтного хода будет производиться путем синдицированного кредита. Какие условия будут?

— Этот проект крайне интересен для Сбербанка, мы очень активно ведем переговоры. Мы рассматриваем различные возможности финансирования, в том числе в синдикате с другими финансовыми институтами. Но финальное решение о структуре финансирования будут принимать собственники.

— В прошлом году вы в интервью нам сказали, что инвестиционный рынок переживает не самые легкие времена. Это все еще так? Хотелось бы понять ваше видение развития этого бизнеса.

— В настоящее время на российском финансовом рынке сохраняется недостаток комплексных финансовых решений и дефицит институционального капитала. В связи с этим продукты мезонинного финансирования являются востребованными для целей замещения собственных средств клиентов. 

Фокусом в этом направлении на 2019 год станут сектор жилой недвижимости, где в связи с изменением законодательства мы видим высокий спрос на капитал со стороны застройщиков; сектор розничной торговли, где мы ожидаем ускорения процессов консолидации, что вызвано рекордно низкими оценочными мультипликаторами и усилением конкуренции со стороны федеральных сетей; транспорт и инфраструктура, где запланирован значительный рост государственных и частных инвестиций.

Что касается облигационных выпусков, займов, мы видим оживление, и уже 55 миллиардов мы разместили. Это, мы считаем, хорошая цифра. Сбербанк стал лидером по размещению в прошлом году. Мы будем приветствовать размещение крупных заемщиков, поддерживать, сопровождать и организовывать, и с удовольствием эту работу делаем.

— По вашему мнению, чего стоит ожидать на рынке IPO?

— Геополитика будет оставаться одним из ключевых факторов, определяющих состояние фондового рынка, но перспективы текущего года мы оцениваем оптимистично. Сейчас с нашей помощью целый ряд российских эмитентов активно готовится к возможности выхода на публичный рынок акционерного капитала. 

Мы не исключаем, что первое российское IPO после длительного перерыва может состояться уже в этом году. Если это произойдет, это будет очень здорово, потому что это будет означать, что собственники поверили в рынок, и инвесторы поворачиваются лицом и готовы инвестировать.

— Недавно появилась информация, что инвестиционные банки советует клиентам проводить делистинг. По вашим ожиданиям, чего будет больше IPO или делистинга?

— Каждая компания находится в своей фазе цикла. Мы постоянно обсуждаем с разными клиентами возможности, которые им предоставляют рынки капитала. И, в том числе, переговоры о делистинге, конечно, идут. Поддерживать компанию на рынке – это значительные расходы, и компании это понимают. 

Если интерес инвесторов умеренный и мультипликаторы низкие, то самое время делать buy-back. И это нормальное, рациональное решение собственника, потому что, куда ему еще инвестировать, как не в свой бизнес? А если инвестировать в свой бизнес, то это означает наращивать свою долю. Когда компания начинает покупать свои акции, я считаю, что это хороший знак для других инвесторов вкладывать.

— Как в банке развиваются инвестиционные облигации? Они уже встали на поток?

— Это один из механизмов привлечения средств. Наше преимущество состоит в том, что у нас есть очень хорошая клиентская база состоятельных клиентов. Нам достаточно легко эти облигации размещать. Мы собираемся их наращивать, потому что есть спрос хороший со стороны клиентов: они дают хорошую доходность. Поэтому, я уверен, что будет больше выпусков.

— Насколько больше?

— В 2018 году банк разместил инвестиционные облигации на 27 миллиардов рублей, в 2019 году планируем запустить новые собственные продукты Сбербанка и с учётом этого удвоить объем — до 60 миллиардов рублей.

— Год назад в банке говорили, что обсуждалась тема продажи ОФЗ для населения через «Сбербанк онлайн». Такие планы сохраняются?

— Мы планируем предлагать их через наше приложение «Сбербанк инвестор», до конца 2019 года они уже там будут доступны для размещения в приложении.

— Сбербанк в первом квартале 2019 года запустит краудлендинговую платформу для предоставления займов юрлицам. Почему банк решил запустить этот проект?

— Идея в том, что у нас есть часть проектов, которые мы считаем неплохими, но все-таки чуть более рискованными, и мы на свой баланс такой риск не можем брать. То есть мы видим хорошего собственника бизнеса, у него хорошая история, но проект сам находится в той фазе, в которой, может быть, механизм банковского финансирования с точки зрения текущего регулирования могут быть слишком дорогими. 

Поэтому мы хотим как раз развить тему краулендинга, когда, в том числе клиенты банка, физлица, которые обладают свободными средствами на текущий момент, могут, какую-то их часть — 5-10%, больше я бы не рекомендовал — разместить в эти проекты. Иногда это может быть даже совместное инвестирование, банк может взять треть баланса сделки и отдать в рынок две третьих.

— То есть все же банк будет входить в эти сделки.

— Мы можем входить. То есть это возможная для нас формула. Мы посмотрим, будут ли инвесторы лучше реагировать на то, что Сбербанк входит в сделку. Но напомню, что это небольшие суммы, проекты небольшие.

— В целом, как идет выполнение стратегии на 2020 год? Ведет ли банк уже разработку новой стратегии на период после 2020 года?

— Стратегию 2020 года банк с высокой степенью вероятности выполнит. Здесь мы не разочаруем наших инвесторов. Над новой стратегией мы работаем, это постоянная работа – у нас есть стратегические сессии руководства и небольшие сессии с лабораториями, где мы смотрим темы в очень узком ключе, а также приглашаем экспертов рынка. На 2019 год уже запланировано несколько стратегических сессий, где будут обсуждаться идеи, которые найдут свое отражение в стратегии Сбербанка 2023 или на тот год, который мы решим. Но детальная разработка новой стратегии Сбербанка начнется в следующем году.

— Мы встречаемся в преддверии Российского инвестиционного форума. Какие подписания банк запланировал на форуме?

— Мы планируем подписать соглашение о сотрудничестве между Сбербанком и компанией «КЗ Ростсельмаш». Соглашение позволит объединить усилия, направленные на обновление парка сельскохозяйственных машин. 

Еще у нас будет подписание соглашения между Сбербанком, «Сбербанк лизингом» и GE Healthcare, чтобы создать выгодные условия приобретения медицинского оборудования для государственных и частных лечебных учреждений. Это должно позволить обеспечить региональные медицинские учреждения высокотехнологичным оборудованием и расширить возможности для развития и модернизации здравоохранения в России. Наконец, мы традиционно подпишем соглашения с 9 российскими субъектами.

Источник

Смотрите также

Колумбия нарастила производство и экспорт кофе в январе 2019 г более чем на 14%

Колумбия, мировой лидер на рынке арабики, существенно нарастила производство и экспорт кофе в январе 2019 года – более …

31 комментарий

  1. legitimate canadian pharmacies Risperdal canadian online pharmacy reviews

  2. natural alternative to cialis cialis 20 mg canada can i buy cialis over the counter at walgreens https://pocialgo.com/

  3. best freelance writer websites report writing service what should i write my paper about https://paperabbrs.com/

  4. purdue owl thesis how to right a thesis statement thesis statement argumentative essay

  5. can i buy viagra in india generic viagra lowest prices sildenafil 100mg tablets in india

  6. best canadian pharmacy generic viagra viagra generic india price for viagra 100mg

  7. buy viagra pills uk viagra soft canada how to buy viagra tablets in india

  8. tadalafil prescription cialis shop orginal cialis

  9. buy viagra online with mastercard sildenafil tablet brand name canada rx viagra

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *