Главная / Политика / «Автономный Рунет»: российской Сети пророчат цензуру и «консервацию развития» — политика

«Автономный Рунет»: российской Сети пророчат цензуру и «консервацию развития» — политика

На рассмотрение Государственной думы внесен законопроект, направленный на обеспечение безопасного функционирования российского сегмента Интернета. Среди авторов документа — председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас и его заместитель сенатор Людмила Бокова. Проект закона вызвал взрыв эмоций в социальных сетях и в экспертном сообществе, некоторые аналитики немедленно окрестили его драконовским, они предрекают, что принятие закона будет знаменовать установление тотального государственного контроля над виртуальным пространством, отрежет Россию от кровеносной системы мировой Сети и нанесет ощутимый удар по кошелькам рядовых пользователей. Насколько оправданны эти страхи?

Я сознательно не обращался с этим вопросом к политическим аналитикам. На него отвечает один из разработчиков законопроекта и специалисты в сфере Интернета.

Людмила БОКОВА, сенатор:

«Создается национальная система доменных имен, чтобы наши сайты были доступны внутри страны, а наши граждане могли пользоваться сервисами без сбоев. Мы не делаем «свой Интернет» — это утопия. Сделать такое в отдельно взятой стране невозможно. Даже в Китае, как показывает практика, уже прочно обосновался сервер Google.

Это скорее замещающая инфраструктура. Дублируем у себя, чтобы в случае чрезвычайных обстоятельств не остаться без доступа к Интернету. Таким образом, сеть связи (голосовая связь, телеграфная, телевещание и т.д.) станет более надежной.

При Роскомнадзоре создается Центр мониторинга и управления, который будет обладать информацией обо всей инфраструктуре связи. Задача центра — координировать усилия множества операторов связи при любых экстраординарных ситуациях (чрезвычайная ситуация в регионе, выход сетевого оборудования из строя и т.д.). Такое недавно произошло с Росреестром, представьте, что будет, если такое случится со всеми сервисами…

Очень важно, что это также позволит защитить от блокирования невиновных, избежать случаев, когда блокировали одних, а в итоге заблокировали Google, платежные системы и еще десятки сторонних сервисов. Понятно, что нужно исполнять закон о блокировании информации, распространяемой с нарушением, но не топорно, как это было.

Новая система блокирует не по сетевому адресу, а по источнику трафика. При этом государство создает систему за свой счет, освобождая операторов от несвойственных функций, предоставляет им на безвозмездной основе все технологические решения. Поэтому речи о повышении тарифов идти не должно. Все расходы — в рамках ресурсов Роскомнадзора и программы «Цифровая экономика». Ограничение доступа к запрещенным ресурсам будет происходить при координации с центром, при этом правовые основания останутся прежними — суд и досудебное ограничение».

Дмитрий МАРИНИЧЕВ, интернет-омбудсмен, член экспертного совета «Агентства стратегических инициатив»:

«Технической необходимости для принятия подобных мер я не вижу, потому что они не создают никаких предпосылок для улучшения технологических свойств или повышения безопасности российского сегмента Интернета в том виде, как это прописано в законопроекте. В том, что это шаг политический, тоже сомневаюсь: слишком много неопределенности, недосказанности. Декларируются цели, которых нельзя достичь с помощью предложенных средств, «хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

Возможно, целью является тотальный контроль трафика по аналогии с китайской системой Firewall. Но эта цель никоим образом не продекларирована, хотя и достижима — в отношении контентной части, доступа к ней как в России, так и за пределами страны.

Однако нужно понимать, что в этом случае мы получим ухудшение технологических свойств Интернета. Российской Сети грозит консервация технологического развития, ограничение технологических свойств, рост экономической нагрузки на операторов связи — им будет необходимо приобретать новое оборудование, которое, по сути, является «черными ящиками».

Реализация продуктовой линейки «черных ящиков», которая позволит формировать централизованное управление трафиком российского сегмента Сети, наверняка приведет к технологическому отставанию, потому что эти фильтры станут «уязвимыми точками» Сети, они будут ограничивать ее пропускную способность.

Ко всему прочему сама структура сети Интернет подразумевает управление пакетной коммутацией, а не канальной. Пакеты с информацией движутся различными маршрутами, наиболее оптимальными с точки зрения передачи. Централизованное управление, особенно в такой большой стране, как наша, приведет к дестабилизации системы и фактически к ограничению пропускной способности и скорости Интернета. И, конечно, к непрофильным затратам операторов, которые обернутся для них еще одним колоссальным капиталовложением. Это капиталовложение будет отнимать ресурсы на построение новых каналов связи и улучшение своей сети, оно неминуемо скажется на качестве и развитии новых каналов связи в России.

Одним словом, все это приведет к технологическому отставанию от остального мира, плюс — возникнет угроза коммутации с внешними сетями. Не стоит забывать, что Интернет — это «сеть сетей», и каким бы большим ни был российский сегмент, мировая Сеть без него обойдется. А вот обойдемся ли мы без мировой Сети — вопрос спорный».

Олег ДЕМИДОВ, эксперт ПИР-Центра, консультант по кибербезопасности:

«Начну с того, насколько необходимым является этот шаг с точки зрения обеспечения безопасности. В этом есть сомнения. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что он во многом является ответом на агрессивную политику США. Упоминается инициатива по «сдерживанию» в киберпространстве в недавно принятой Белым домом Стратегии для киберпространства.

Не вижу логической связи. С одной стороны, говорится, что есть источник угрозы — агрессивная американская политика, и мы отвечаем на агрессивные действия, в частности — устанавливаем на сетях операторов связи некие технические средства Роскомнадзора, которые позволят ведомству вмешиваться в маршрутизацию трафика, предположительно, осуществлять его более глубокую фильтрацию и анализ. Таким образом, у Роскомнадзора появится более эффективный инструмент online-цензуры и трафика в пределах Рунета. Но я, повторюсь, не вижу логической связи.

Законопроект предлагает создание и ведение реестра точек обмена трафиком, обязательную норму о том, что операторы связи должны подключаться к этим точкам и в ряде обстоятельств использовать их для передачи. Предполагается создание базы ресурсов, которые используются в стране, базы IP-адресов и т.д. Эти меры напоминают законотворческую инициативу Минсвязи, которой уже несколько лет, она касалась изменений в Закон о связи. В нынешнем законопроекте излагаются эти инициативы, в пояснительной записке говорится о тех же проблемах.

Говорится, что целью является обеспечение устойчивости и непрерывности функционирования национального сегмента Интернета. Но создание реестра точек обмена трафиком, к которому в обязательном порядке должны подключаться операторы связи, напрямую противоречит этой цели.

Противоречит, потому что сейчас большая часть трафика между сетями операторов связи передается через так называемые прямые межоператорские стыки. Доля точек обмена трафиком в России, по разным оценкам, не превышает 25 процентов. Система точек обмена трафика гораздо менее устойчива, чем система прямых межоператорских соединений. Если мы законодательно обяжем операторов передавать свой трафик через точки обмена, которых гораздо меньше, чем «прямых стыков», то мы создадим так называемое бутылочное горлышко.

Это «узкое место» при росте нагрузки или направленной атаке может стать причиной нарушения трафика в масштабах регионов или даже всей страны. В общем, мы создадим новую «точку отказа», при выведении которой из строя нарушается работа всей системы. Поэтому, с моей точки зрения, законопроект абсолютно не выполняет поставленных в нем задач.

Мне кажется, что авторы законопроекта не вполне понимают, как работает маршрутизация трафика в Интернете, как обеспечивается устойчивость сетевых структур. Есть также подозрение, что авторы не совсем искренни. Например, в финансово-экономическом обосновании утверждается, что внедрение норм законопроекта не потребует дополнительных средств федерального бюджета, в нем прописано, что установка технических средств на сетях операторов связи осуществляется не за их счет. Тогда за чей счет?

Оборудование нужно разработать, протестировать, в нужном количестве произвести, установить, запустить в эксплуатацию, поддерживать и обслуживать — это требует миллиардных затрат. Расходы бюджета не потребуются только в одном случае — когда за весь банкет платят сами участники рынка, включая потребителей услуг».

Смотрите также

Мадуро: Венесуэла модернизирует системы ПВО — политика

По словам президента Венесуэлы Николаса Мадуро, правительство страны направит дополнительные средства для закупки современных систем …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *